Давеча Афиша Ресторанный критик Вася жжёт Конкурсы Уралхим Класс Журсовет Точка зрения OK, Киров!
18:40, 21 июня 2017 Игорь Соловей

О большой любви к еде и пустых разговорах

О большой любви к еде и пустых разговорах
bellezza-storia.livejournal.com (Диего Веласкес «Сцена в таверне (крестьянская трапеза)»

Все мы с возрастом меняемся. Изменяются и наши интересы, и взгляды на жизнь, и образ мысли. И я в последнее время (может просто из-за того, что старею) начал замечать, что знакомые и хорошо знакомые мне люди тоже начали претерпевать, по-видимому, естественные для нашего вида «Хомо Сапиенсов» ментальные изменения.

И, в принципе, все логически объяснимо. Люди обзаводятся семьей, детьми и, соответственно, начинают думать несколько по-другому. И все бы ничего, если бы не одно «но». Многие из нас просто «прирастают» к мещанскому, обывательскому образу жизни. И соответствующими становятся и наши рассуждения.

Так, буквально на днях разговорились со старым знакомым, который в течение всего вечера только и говорил что о еде в разных ее формациях. Его спутница с удовольствием разделяла эту тему и тоже беспрерывно рассуждала о том, как прекрасны жареные, вареные, печеные и другие блюда, которые она уже пробовала или же обязательно намерена попробовать. Когда я пытался деликатно сменить тему разговора, наша беседа все равно скатывалась к обсуждению трапез, которым позавидовали бы наверное, сами Гаргантюа и Пантагрюэль. Впрочем, об этих двух героях мои старые знакомые слышали едва ли.

И, с сожалением должен признать, что такие пустые разговоры (а порой их приходится наблюдать и часами по телевизору) мне приходится слышать все чаще. Будь это беседы о погоде, или о еде они всегда заканчиваются одинаково — тяжким молчанием. Впрочем, такова жизнь. Тем не менее, как мне представляется, надо ценить живую беседу, уважать любого собеседника и выносить из каждого разговора что-то ценное для себя. Как говорил уважаемый мною Омар Хайям: «В жизни сей опьянение лучше всего, Нежной гурии пение лучше всего, Вольной мысли кипение лучше всего, Всех запретов забвение лучше всего».