Давеча Афиша Ресторанный критик Вася жжёт Конкурсы Уралхим Класс Точка зрения OK, Киров!
14:37, 26 июня 2014 Ксения Фрик

«Убери камеру!» «Камерым корангде!»

«Убери камеру!» «Камерым корангде!»

Любопытной Варваре нос в дверях оторвали... А еще проклятиями запугали и домой обратно послали! Начну по порядку...

Съемочная группа программы «Мистика Вятки» около 9 часов утра приехала в Советский район на гору Чумбылата. Именно там проходит ежегодное всемарийское моление. Сотни жителей республики Марий-Эл, те кто до сих пор уважает и хранит традиции своего народа, приезжают сюда, чтобы помолиться легендарному князю Чумбылату. По преданиям он похоронен в горе над рекой Немдой. Именно поэтому еще его называют Курык кугыза (Хранитель горы). Эту общую информацию организаторы любезно разместили при входе в лес. Хотя нет, не так... При входе в «священную рощу». А еще уточнили, цитата: «Святилище Чумбылатова гора — почитаемое место. Его нельзя ничем осквернять...»



И дальше, как по списку, всевозможные методы осквернения: запрещено курить, сквернословить, справлять естественные надобности (в отсутствии биотуалетов, видимо естественно терпеть) и мусорить. А вот следующая фраза нас немного насторожила, цитата: «Нарушающих запреты ждет жестокая кара...». Что именно не уточняется, но в любом случае не слишком приветливо. Но более угрожающей для нас, как для телевизионных журналистов, стала вот эта информация:



То что пИсать, простите, в лесу нельзя я еще могу понять, а вот запрещать съемки... «Хмм... С чего бы это вдруг?» - с такими словами (ну почти с такими) наша съемочная группа зашла в лес.

И через полчаса вышла. Точнее нас «любезно» прогнали. На главной поляне десятки верующих, кто-то в национальных костюмах, а кто-то и в обычных спортивных, молились. Хотя со стороны все это больше напоминало туристический слет. В больших котлах над костром варилась еда - одни уже ели, другие общались в сторонке.



Как позже стало известно, верующим на обед приготовили необычное, но вполне традиционное для такой встречи блюдо - кашу с  принесенными в жертву гусями. Обряд жертвоприношения у марийцев сохранился до сих пор, так они выражают благодарность духу князя Чумбылата. А еще этот же дух каким-то образом вызывают. Но приходит Чумбылат к народу или нет, осталось так и неизвестно. Наши наблюдения прервал карт (жрец) - Вячеслав Мамаев: «Здесь снимать нельзя!». На вопрос почему, он ответил: «Так решила община, народ против!». Оказывается журналисты мешают молиться. А еще видимо мешают фотографироваться (это, кстати, тоже запрещено, но верующие на каждом шагу делают снимки). После продолжительных убеждений и объяснений с нашей стороны «главный» марийец так и не поменял своего решения (за упрямство — 5 баллов). Об интервью с жрецом можно было забыть. Но еще больше всего нас поразили масштабы запрета на включенную камеру. Как выяснилось, снимать нельзя не только верующих на поляне, но и святой источник, саму скалу, да и в целом лес. «Вот мы уедем, тогда и снимайте сколько хотите» - после этой фразы мы развернулись и пошли снимать дальше...

На скале мы обнаружили металлический знак (тамга). Он состоит из солярных символов — это традиционный марийский орнамент.



Верующие по очереди подходят к знаку, прижимаются ладонями и  разговаривают с «хозяином горы». После на соседнее дерево повязывают платки или кусочки ткани.



Фотосессия, кстати, в этом месте тоже у марийцев продолжается. Здесь видимо работает единственное правило — своим можно все, чужим — ничего! Нас снова начинают прогонят: «Вам же ясно сказали съемки запрещены! Вот приезжали тогда журналисты с НТВ такого наснимали про нас, что стыдно было смотреть. Выставили нас какими-то дикими людьми из леса, которые жертвоприношением занимаются. А мы приезжаем сюда молиться!». После этих слов, лично у меня сложилось впечатление, что приезжают сюда некоторые исключительно, чтобы прогонять журналистов. И уж точно не молиться!

История повторилась и у святого источника. Очередь за водой была примерно из десятка человек. Одна женщина выкрикнула из толпы: «Почему вы меня снимаете?». Я обернулась и попыталась спокойно ей объяснить: «Мы снимаем не вас. Камера направлена на воду. Мы снимаем источник». «Ну, и что!» - продолжила она - «Снимайте его в другой день!». Тут кто-то из толпы за нас вступился: «Да, пусть снимают здесь же можно. Что такого?». Вот именно, подумали мы, но чтобы не гневить милых, добрых, гостеприимных марийцев, им же еще молиться, мы решили отойти в сторону. Но настойчивая женщина пошла за нами следом, максимально приблизившись ко мне, заявила: «Нельзя на этой земле вести себя так. Вам ясно? Духам это не понравится. Зло на себя берешь!». И продолжила что-то щебетать на марийском.

Нашему терпению пришел конец, мы вернулись на поляну.  Жрецы сделали попытку примириться: «Выйдите из леса, оставьте там свою технику и возвращайтесь обратно, мы вас накормим». Как мило, столько к нам внимания и заботы. «Это совесть?» - спросила я. «Нет, причем здесь совесть? Просто не хотим, чтобы вы обижались на нас», - опустив глаза сказал Вячеслав Мамаев. Но садиться с этими людьми за один стол ни у кого из съемочной группы желания не было. Поэтому голодные, недовольные съемкой, но зато счастливые от того, что нас не сожгли на костре, мы сели в машину и поехали обратно в Киров. А это еще 160 км и больше 3 часов пути.



P.s: прошу прощения у марийского народа за вторжение, возможно я чего-то не понимаю, но о какой вере и просветлении может идти речь, если в людях столько злобы. Они так боялись выглядеть дикими людьми, что в наших глазах такими и остались. Все-таки хочется верить, что большинство из них здравомыслящие, и другим журналистам, которые будут из года в год приезжать в «священную рощу» на гору Чумбылата, повезет больше, чем нам...